Огни

Антология воспоминаний о деятелях искусства


Столкновение Серова с Лазаревым

Деятели искусства

Описание

Столкновение Серова с Лазаревым было в то время самой пикантной nouvelle du jour. О нём нельзя здесь не упомянуть. В Петербурге, в Дворянском Собрании, назначен был концерт некоего Лазарева, «абиссинского маэстро», с напечатанными афишами, в которых были объявлены сочинения концертанта для сравнения с Бетховеном. По словам очевидцев, он был наружности необычайной: красного, медного цвета лицо (впрочем, не напоминавшего загара от палящих лучей тропического солнца), уши с серьгами необычайных размеров, глаза пропадали в неясных очертаниях лица, прическа, опять-таки по словам очевидцев, лакейски прилизанная, одежда, напоминавшая не то ливрею придворных лакеев, не то швейцарских поселян, жилет — уверял Серов — доходил до колен и проч. и проч. Вот какой субъект предстал с дирижерской палочкой перед петербургской публикой. Серов сидел в первом ряду, разъяренный и негодующий… Начался концерт вокальным произведением, как раз со слова: pieta. Первый слог pi приходилось петь на самом высоком mi-bemol, которое разве только Патти может взять без затруднения. Уверяют, что публика прыснула со смеху, видя усилия маэстро, как тот своим широким взмахом дирижерского жезла старался выжать эту ноту из сдавленных гортаней хористок, но… вотще были его старания: хор молчал и давился! Говорят, музыканты играли что им в голову приходило, не обращая внимания на ноты. Кое-как прошел первый номер. Очередь пришла исполнять замысловатую симфонию, долженствовавшую соперничать с Бетховеном; уже музыканты берутся за инструменты, дирижер дает знак палочкой, уже должны раздаться небывалые звуки… как вдруг в публике слышится движение, шёпот, совершается нечто необычайное! В первом ряду на кресло вскакивает маленький человечек, останавливает жестом оркестр и, окидывая публику сверкающим взглядом, восклицает: «Я протестую во имя святости искусства против профанации Бетховена! Подобной насмешки над гениальным творцом не допустит ни одно благоустроенное общество, и абиссинского маэстро следует закидать гнилым картофелем или чем попало!» Слова сопровождались действием: схватив подушку с кресла, Серов швырнул ее в озадаченного маэстро. Концерт прекратился. Серова арестовали… Государю передали о происшедшем скандале; он отнесся к выходке Серова, как к артистическому увлечению, и приказали только дать ему отеческое внушение. Ему не замедлили его дать в форме отправки на гауптвахту. Там автор «Юдифи» отсидел свои две недели. Дамы привозили ему конфеты, общество получило пикантный анекдот для передачи друг другу с вариантами. Лазареву запретили в России давать концерты.

Источник

Серова В. С. Александр Николаевич Серов. Праздники и будни в нашей совместной жизни // Серова В. С. Серовы Александр Николаевич и Валентин Александрович. Воспоминания. СПб., 1914. С. 4–5.